Андрей Кричевский: информация — ключевой ресурс экономики

29.05.2018

Президент Ассоциации IPChain рассказал, кто чаще проигрывает в бизнесе, на каких принципах стоит строить успешные проекты и что может помочь бороться с пиратством

Управление информацией и цифровыми данными для развития экономики — эта тема стала одной из сквозных в ходе Петербургского международного экономического форума. Как построить цифровую сеть управления интеллектуальной собственностью на основе доверия всех ее участников друг к другу, почему в современном мире проигрывают те, кто не умеет делиться, и что будет с фирмой “Мелодия”, в интервью ТАСС рассказал генеральный директор АО «Фирма Мелодия», генеральный директор РСП и ВОИС, президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский.

— Андрей Борисович, ранее вы говорили о том, что готовы создать цифровую платформу-конструктор в области управления интеллектуальными правами. На каком этапе этот проект?

— Эта идея трансформировалась от создания платформы-конструктора к построению цифровой инфраструктуры для сферы с многообразным инструментарием и сервисами для защиты, оборота и монетизации прав на объекты интеллектуальной собственности. В частности, мы идем по пути создания полноценной биржи интеллектуальной собственности (ИС), и на сегодняшний день занимаемся ее разработкой.
С самого начала мы искали относительно простые и понятные решения для конкретных задач.

Говоря о бирже ИС — первая задача, первый вызов — понять, почему прекратили свою работу более узкоформатные решения — патентные биржи. Они все умерли, все поголовно, во всех регионах, в том числе в США. То есть жизнеспособность подобных патентных бирж явно не зависит ни от инновационной активности, ни от размера экономики, ни от степени развития технологий. Причина их угасания в принципе понятна. Практически во всех отраслях экономики, за исключением, пожалуй, только фармацевтики, патент не является самостоятельной экономической единицей. Это заготовка. Еще не деталь, а именно заготовка для детали. И нередко патенты покупают или делают сделки с ними не для того, чтобы использовать их, а для того, чтобы не использовать. Такой подход, конечно, не продуктивен. Соответственно, возник вопрос, а что делать? Промышленная собственность — мощнейший инструмент потенциального развития. И пришло понимание, что нужна сборка технологий, что нужно научиться собирать патенты в единую технологию, находить пробелы, то есть то, что еще не доработано, и уже исходя из этого дальше вести научно-исследовательские работы.

Для того чтобы запустить такой механизм масштабно, серьезно и глубоко — исключительно человеческого ресурса недостаточно. Просто нет такого количества экспертов, тем более в разных отраслях науки.

Возникла мысль — сделать цифровой сервис сборки технологий, тот самый конструктор. Фактически речь идет о создании инновационной машины, которая бы могла изобретать из того, что уже изобрели люди.

Но для того, чтобы такой уникальный механизм появился, требуется и серьезная техническая разработка, и большой массив информации, из которой могли бы конфигурироваться новые решения.

Мы решили стартовать с пилота и начать работать с теми видами интеллектуальной собственности, которые уже хорошо коммерциализируются.

Речь идет об объектах авторских и смежных прав — музыке, кино, изображениях, литературных произведениях, программах для ЭВМ и средствах индивидуализации — товарных знаках.

Сегодня мы уже прописали технические требования к бирже, разработали бизнес-модель, сейчас укрепляем команду дополнительными экспертами.

Биржа требует большого разнообразия дополнительных сервисов. Ebay, но для интеллектуальной собственности, повторить можно, то есть тут даже не будет нарушения авторского права — это обычная модель платформы.

Но ключевое — это комфортное сосуществование в рамках платформы. Чтобы люди приходили и легко делали сделки. А для этого требуется многообразие сервисов. Например, для того, чтобы сфера кино пришла на музыкальный рынок и начала делать сделки на платформе, нужен сервис эмоционального поиска музыки. Представьте, режиссер забивает в поиске: мне нужно такое-то настроение с такими-то оттенкам, нотками. Сейчас это делает специально обученный человек или помогает энциклопедическая развитость режиссера, но мы знаем, что не всегда это имеет место быть, поэтому мы видим достаточно бедное музыкальное оформление огромного количества фильмов. При этом большое количество хороших композиторов хотят написать или уже написали музыку для тех или иных тем в кино. Но для того, чтобы состыковать ищущего режиссера и композитора, нужен специальный сервис поиска музыки.

Особенно если речь идет о композиторах, чьи имена и произведения еще не имеют широкой известности. Познакомиться с их произведениями без такого сервиса довольно проблематично. Это буквально дело случая.

Так, недавно на фестивале Союза композиторов России я с изумлением послушал симфонию Антона Танонова, питерского композитора. Это потрясающее произведение, но как ничтожно мало людей об этом знают. Я представил даже фильм, который мог бы использовать отдельные отрывки из этой симфонии.

Очень много есть “жемчужин”, которые мы просто не видим, не знаем. Чтобы их найти, нужна «машина» — цифровой сервис. Именно технология, потому что, с одной стороны, она всеобъемлющая, а с другой стороны — не имеет вкусовых пристрастий.

— Есть ли сроки, когда команду наберете, когда запуститесь?

— Команду, я думаю, наберем в течение пары месяцев. На данный момент мы раздаем задания — каждый сервис делает своя команда. Далее все будет собрано воедино.

Базовый механизм прототипа уже сегодня пишется. Ориентировочно, прототип будет готов к началу 2019 года. И это будет полноценным коммерческим сервисом. Но, безусловно, для нас сейчас основная тема — это, конечно, IPChain, потому что без IPChain никакая биржа не получится.

— Как вы сами указывали, миссия Ассоциации IPChain — создание инфраструктуры доверия. Это как раз тот лозунг, который был на Петербургском экономическом форуме в этом году, и о чем говорил президент России, — о важности доверия. В чем именно вы видите вклад IPChain в укрепление атмосферы доверия и что представляет из себя проект IPChain?

— Раньше мы жили в экономике недоверия, отчасти в ней же мы живем до сих пор. Экономика недоверия строится на запретах и преследованиях. Условно — не используй то, что принадлежит мне, не смей, а, если используешь, то я у тебя это отберу, накажу и посажу в тюрьму. Продуктивность такой экономики имела место быть, когда было мало людей, мало ресурсов высокого уровня, и тогда действительно для концентрации этих самых ресурсов имело смысл ограничивать доступ к ним. На сегодняшний же день мы видим, что ресурсов очень много, генерирующих идеи людей очень много, и искусственная концентрация ресурсов особо уже и не требуется. Сейчас мы переходим к формированию экономики доверия, а именно, к пониманию того, что нужно делиться, что жадность приводит к бедности.

Если ты можешь уверенно и спокойно делиться тем, чем ты владеешь, и, что критически важно, получать с этого доход, то растет твоя продуктивность, растет продуктивность всей экономики в целом. Это и называется эффективный собственник. Это не тот, кто использует свою собственность исключительно в своих интересах, а тот, кто эффективно реализует и оптимально сочетает свои личные и общественные интересы и тем самым прямо или косвенно обеспечивает рост благосостояния всего общества, расширенное воспроизводство национальной экономики, что объективно выгодно каждому.

Ключевой ресурс для современной экономики — информация, соответственно, мы строим децентрализованную сеть для корпоративных участников, где будет храниться информация об объектах интеллектуальной собственности и сделках с ними.

За счет того, что инфраструктура создается нами совместно с ведущими участниками сферы интеллектуальной собственности, крупнейшими игроками рынка, и за счет своего сетевого характера, инфраструктура органически формируется именно как среда доверия.

То есть информации, которая находится в сети, можно действительно доверять. За гарантию ее прозрачности и неизменяемости в угоду чьим-то недобросовестным интересам отвечают репутацией все те, кто формирует данную сеть. А на сегодняшний день репутационный капитал — это основной нематериальный актив любой компании и одна из важных составляющих общей стоимости бизнеса.

Востребованность цифровой комплексной инфраструктуры для сферы интеллектуальной собственности назрела уже давно. И это не национальный запрос. Заинтересованность в нашем проекте есть и за рубежом.

Возвращаясь к началу нашего разговора, главное богатство спрятано от участников промышленных индустрий, и это даже не патенты, а ноу-хау. Сейчас все боятся, что их результаты труда будут скопированы, украдены. Потому и стремятся обеспечить безопасность, не показывая их никому. Страшилка дня сегодняшнего — недобросовестные китайские предприниматели, коих немало. Их боятся и ученые-инноваторы и организаторы спортивных фестивалей. Однако рискну сказать, что не стоит так сильно бояться воровства. При наличии современных платформ и сервисов возможность безопасных коммуникации и совершения сделок существенно возросла. Еще легче использовать новые механизмы, такие как, например, будущий конструктор технологий или биржу ИнтелСобственности, это и выгодней для бизнеса. Отраслевые лидеры, и менее крупные участники промышленных и творческих индустрий это понимают.

Поэтому инфраструктура и сервисы, которые мы сейчас выстраиваем, в своей основе содержат именно принцип доверия, максимальной прозрачности и доступности. Мы защищаем результаты интеллектуальной деятельности на всех этапах — от задумки до коммерциализации, но не путем запретов и ограничений, а через широкую сеть корпоративного доверия.

— Назовите этих крупнейших участников.

— В первую очередь, участниками сети IPChain являются Министерство культуры РФ, Министерство образования и науки РФ, Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент), Федеральный институт промышленной собственности, Суд по интеллектуальным правам (СИП).

Нашими партерами уже стали Российское профессорское собрание, Национальный реестр интеллектуальной собственности, «Литрес», сервис регистрации и монетизации интеллектуальной собственности BankPrav.ru, Кыргызпатент, Ассоциация интернет-издателей, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта и другие. В сфере музыки — все крупнейшие музыкальные издательства и рекорд-компании.

В области кино, например, мы работаем с организацией, которая объединяет крупнейших теле и кинопродюсеров, — АПКИТ. На данный момент готовимся к подписанию соглашения с Госфильмофондом.

Ведем работу с корпорациями Роскосмос, Росатом, Роснано,» Газпром нефть», ОАК. Также готовимся к подписанию с медиахолдингом «Национальная Медиа Группа». Потихоньку начинает подтягиваться банковский сектор.

— На ПМЭФ Ассоциация IPChain подписала ряд соглашений. На ваш взгляд, какое стало наиболее важным?

— Была подписана, на мой взгляд, важнейшая для реализации научных проектов декларация о создании Евразийского цифрового консорциума «Прикладная наука». Речь идет о создании сети цифровых НИИ. У нас в науке произошло своеобразное расслоение — наука существует сама по себе, а доступная инфраструктура для нее практически исчезла. И центры коллективного пользования решить эту проблему не позволяют. Наша идея состоит в том, чтобы условно перевести те советские НИИ, которые, в общем-то, были хороши и давали результат, но на сегодня устарели, в цифру, создав новое для из работы кросс-пространство.

Мы планируем взять лучшие бизнес-модели НИИ, оцифровать, создать необходимый инструментарий, внедрить лучшие экосистемы для разработок, предоставить коммуникационные возможности, завести туда уже действующие программы. А потом — также наполнить эти НИИ и возможностями получения грантов, получения государственного финансирования. Вот это все — действительно очень серьезно. Для научно-технологической сферы это может стать еще одной точкой опоры.

У нас очень компетентный и сильный состав участников соглашения: Научный центр Евразийской интеграции, Ассамблея народов Евразии и Евразийский банк развития, Федерация интеллектуальной собственности, Российское профессорское собрание.

— Возвращаясь к теме авторских и смежных прав. Можете назвать цифры по сборам авторских отчислений за 2017 год?

— Отчетность обществ финализируется. Но уже сейчас можно говорить о том, что за 2017 год собрали больше, чем в 2016-м. Сыграл синергетический эффект от объединения систем сборов авторских вознаграждений и регистрации правообладателей.

ВОИС взял на себя функции по сбору вознаграждения, Российское авторское общество (РАО) — взаимодействие с правообладателямаи. В итоге удалось больше заключить договоров и с правообладателями, и с пользователями. У РАО, например, рост сборов по сравнению с аналогичным прошедшим периодом составил порядка 600 млн рублей, сборы выросли почти на 15% и превысили 5 млрд рублей.

У ВОИС динамика роста чуть ниже. По РСП тоже наблюдаем рост, что в первую очередь определяется подъемом экономики: чем больше ввозится копирующего оборудования, тем быстрее растут выплаты правообладателям.

— В ходе форума прозвучало предложение Ассоциации продюсеров наказать Яндекс и Google за выдачу в поисковиках ссылок на пиратский контент. Предлагалось обязать их за это давать бесплатную рекламу отечественных фильмов. Что вы об этом думаете?

— Мне это импонирует больше, чем поход в суд. Пиратство — это бизнес-модель. Можно предположить, что пиратство экономически сегодня почему-то выгодно Google и «Яндексу». Значит, надо предложить альтернативную бизнес-модель. Ведь когда появились хорошие качественные онлайн-сервисы с легальным контентом и доступной ценовой политикой, уровень пиратства начал резко снижаться, весьма ощутимо.

Безусловно, блокировки Роскомнадзора дали какой-то эффект, но не кардинальный, кого-то они напугали, но, поверьте, пираты очень грамотно от них прячутся. Но основной эффект был не в этом.

Дело в том, что с появлением удобных и доступных сервисов, была подорвана основа экономики пиратского контента.

Здесь то же самое, нужно разговаривать с «Яндексом» и с Google, проанализировать, в чем может быть их экономическая мотивация, и предложить альтернативу.

— Вопрос по фирме “Мелодия”. В свое время это была главная и единственная компания грамзаписи. Как сейчас обстоят дела в этом бизнесе? Рентабельна ли в целом компания?

— Компания рентабельна. Но очень непросто в условиях госуправления конкурировать с аналогичными частными компаниями в музыкальной сфере. «Мелодия» является тоже мейджором, но ограничения, которые накладывает на нас статус государственной компании, несмотря на то, что мы недавно акционировались, это серьезные сдерживающие факторы. Нужна реформа организационной модели госуправления активами. И мы, конечно, ждем, когда будет приватизация фирмы “Мелодия”. Планы такие есть, о сроках пока неизвестно.

Источник новости